Центр исследований конституционно-правовых проблем суверенной демократии ЦИСТ

Суверенная демография как реакция на либерализм

Идея доктрины «суверенной демократии» возникла не на пустом месте, а стала закономерной реакцией на  широко распространенные в России либеральные взгляды, которые встречали определенное противодействие в основном от сторонников  коммунистической, социал-демократической, националистической идеологии. Как таковой термин «либерализм» к 2000 году был монополизирован «правыми» партиями, что серьезно осложнило действующей власти формировать собственный курс, развивающийся в либеральной парадигме, но отличный от олигархического рыночного фундаментализма, который проповедовали либеральные партии и так же выдавали за либерализм.

Во многом исходя из этих различий, Грызлов назвал идеологию «Единой России» социальным консерватизмом в ответ на появляющиеся у «медведя» «крылья», пытавшиеся дистанцироваться от рыночного фундаментализма, в рамках которого до сих пор двигалась Россия. Многие эксперты до появления книги «Путин: его идеология» Алексея Чадаева полагали, что идеология Владимира Путина точно так же близка к консервативному либерализму, это подтверждается и тем, что одно время президент позиционировал себя как «правый президент».

Суверенная демократия имеет как минимум два основных отличия от либеральной демократии. Первое заключается в вопросах государственного суверенитета. Если сторонники либерального подхода не ставят суверенитет в один ряд с такими ценностями как права человека или, скажем, материальное благополучие, то суверенная демократия в этом вопросе принципиальна. Поэтому вопрос относительно десуверенизации или делегировании части суверенитета некой третьей стороне (в основном на наднациональный уровень) и разделение обременения относительно принятия многих национальных решений для сторонников последней не стоит, хотя сам по себе суверенитет есть вещь дорогостоящая и не каждая великая держава в полной мере готова им обладать.

Другое фундаментальное отличие не столь очевидно, но его стоит учитывать и в данной работе на нем сконцентрироваться. Речь идет о демографической ситуации, особо острой в последние годы, в частности, после последней переписи населения в 2002 году.

Либеральная идеология исходит из примата материальных ценностей, а также прав и свобод, защищающих накопление капитала. В этом свете совсем по иному звучат вопросы о статусе, материальной выгоде, доходе. Именно поэтому вполне закономерно, что в странах, принимающих либеральную идеологию на правах фундаментальной парадигмы дальнейшего развития, переоценивают традиционные ценности в её ключе. Несоответствие традиционных ценностей в разных регионах различно, отсюда и разная степень интеграбельности в мировую экономику, глобальную миросистему, а равно и в Запад в широком смысле этого слова.

Для каждого человека в либеральном обществе рождение ребенка так же является вопросом, равным экономически выгодной сделке. Оценке подвергается выгода и издержки от рождения ребенка – потерянное время декретного отпуска, падение квалификации, риск развода и материальные траты. Люди, имеющие состояние, правильно оценивают количество наследников и возникающая при этом необходимость делить и распылять капитал, наследуя его потомкам. Кроме того, вложения в ребенка отличны от вложения средств в различные виды бизнеса – инвестиций, например, в строительство или покупка валюты. Не каждый считает очевидным доход от рождения окупающим его затраты. Именно поэтому мы знаем, что либералы не размножаются: в либеральной семье обычно один или, реже, два ребенка, качество жизни, однако, во многом выше, чем в традиционных семьях.

В соответствии с этим мы имеем такую ситуацию, которая есть в Европе. Коэффициент фертильности (среднее количество детей на одну женщину) по всему региону равен от 1,1 до 1,9. Это притом, что необходимый для поддержания естественной численности населения коэффициент должен быть равен 2,15. Так, в частности, в Нидерландах, стране широких либеральных свобод, коэффициент фертильности в 2004 году - 1,73, Великобритании - 1,74, Швеции - 1,75, Финляндии - 1,8, Норвегии - 1,81, Франции - 1,9, Ирландии - 1,99, Исландии - 2,03. Единственная страна в Европе, дающая положительный естественный прирост населения это нищая мусульманская Албания, страна с самым низким по всему региону доходом на душу населения.

В странах же с традиционным режимом, где либеральная демократия еще не дала свои всходы, несмотря на всяческие увещевания и угрозы со стороны главных стран-экспортеров демократии, фертильность выше уровня выживаемости, это страны – источники миграции трудоспособного населения Центральной Азии, Турции, Ближнего Востока, Северной и Западной Африки, Латинской Америки. В частности Таджикистан, страна с тяжелым последствием гражданской войны, страдающая от постоянного наркотранзита и клановых разборок дает коэффициент фертильности по разным оценкам от 2,6 до 4,1 в различных частях страны.

Подобная ситуация имеет и этологическое объяснение. Известно, что биологические существа отказываются размножаться в условиях дискомфорта – перенаселения, постоянной угрозы, отсутствия цели в жизни, раздражения внешними факторами. Влияние широких свобод на человеческое сообщество во многом следует рассматривать и как фактор, порождающий неуверенность в будущем, вариативность развития событий, рост количества угроз.

Во многом мы видим, что история цивилизационнообразующих народов – это история ограничения. Ограничение может выражаться как в форме закона (Чингисхан, Римская империя), который даруется правителем народу и в дальнейшем транслируется либо нет на другие завоеванные народы, либо в форме религии, которая становится стержнем государства (Халифат) и замещает свободы языческой реальности реальностью ограничений и самоограничений. Суверенная демократия включает в себя достаточные ограничения чтобы на последнем послании Федеральному собранию звучали темы выхода из демографической ямы и по последним статистическим данным смертность стабилизируется и начинает расти количество новорожденных.

К последним ограничениям можно отнести такие неочевидные вещи как отмена выборности губернаторов, выстраивание вертикали власти, способствующей рекрутации политически эффективной элиты и другие процедуры, увязывающие демократические институты с суверенностью государства. Основная задача России и в дальнейшем будет заключаться в том, чтобы увязать традиционные ценности с модернистскими стремлениями глобализации, одним из серьезных шагов в этом направлении является выработка данной идеологии – идеологии суверенной демократии.

Виталий Трофимов-Трофимов

Оригинал: http://www.suvdem.ru/?q=node/55